О друзьях-товарищах

Уточнения необходимые, дополнения желательные

Полковник в отставке Павел Ерошенко

Не знаю, как у кого, а у меня публикация, посвященная 90-летию нашей военной газеты в номере от 31 марта, вызвала чувство особого удовлетворения. Чем именно? Снимком, которым она проиллюстрирована. Глядя на него, мысленно воскликнул: «Ба, знакомые все лица!». Но стоп: все ли?.. К чувству первоначального удовлетворения примешалась досада.

Со снимка смотрят на меня двадцать два лица, а в текстовке названы только двадцать имен. Начинаю искать, кто не назван. Нашел. В первом ряду второй справа Николай Васильевич Погребняк. Во втором — не назван Лев Хахалин. Вот теперь все. Заодно следует уточнить и одну фамилию: вместо «Емушкин» надо читать «Еремушкин».

Необходимые уточнения сделаны. А теперь о желательных дополнениях. Понятно, их можно давать или не давать. Но ведь речь идет об истории одной из старейших в стране газет. И о людях, отдавших ей если не всю, то значительную часть своей жизни. И за те дополнения, которые мы сделаем сейчас, кто-то скажет нам (я имею в виду газете) спасибо.

Так вот, из этих 22 военных газетчиков с 17 автору этой статьи довелось съесть не один пуд соли. Они были для меня наставники, старшие коллеги, у которых я учился, их примеру я следовал, к их советам прислушивался.

На фронте нам, еще не нюхавшим пороху, советовали: «При обстреле старайся, сынок, прятаться в воронку от снаряда: он дважды в одно и то же место не попадает». А у газетчиков свои премудрости. Меня, например, не раз спасало от неприятностей поучение моего первого начальника отдела подполковника А. П. Лепшея — при подготовке критических материалов оставлять в заначке самый зубодробительный факт. Зачем? Для опровержения опровергателей.
Многому учились у него, офицера Лепшея, и мои коллеги по отделу партийной и комсомольской жизни майоры Григорий Данилович Громыко и Виктор Васильевич Батюк.

Александр Петрович, как и большинство других, о ком идет речь, пришел в редакцию уже после войны и проработал в ней около пятнадцати лет. Был хорошим журналистом, хотя и без диплома, добрым семьянином, вырастил троих детей, умел ладить со всеми редакторами. Не то что Марк Алипиевич Маракулин. При иных редакторах у него все шло хорошо. И отдел пропаганды, им возглавляемый, был на высоте, и писал он недурно. Но вот не сложились у него отношения с новым редактором — А. П. Осикой. И Марк не раздумывая простился с коллективом.

Отдел возглавил тогда майор Антон Евгеньевич Коваль. Придя в «ВСР» с академическим значком, он проявил себя талантливым и работоспособным журналистом. Быстро пошел вверх. Вскоре его заметила Москва и отправила в Тбилиси, где он возглавил газету Закавказского военного округа. Военную службу А. Е. Коваль закончил в Москве в журнале «Советский воин».

Маракулин же до преклонного возраста трудился в Минске на ниве подготовки полиграфических кадров. «Во славу Родины» не забывал. При встрече лет пять назад он много и тепло рассказывал мне о Юрии Прокофьеве, Петре Харькове и Петре Дудо, сожалел, что тот рано ушел из жизни.

Чуть раньше Марка Алимпиевича оставил редакцию окружной газеты подполковник Яков Плехов, закончивший свою службу в должности ответственного секретаря редакции. Поистине талантливым и журналистом, и редактором был Петр Васильевич Акулов. Спокойный, уравновешенный, знающий себе цену и умеющий ценить людей. Прикипев к коллективу, он не ушел из него и тогда, когда, как говорится, по не зависящим от него обстоятельствам пришлось уступить редакторское кресло А. П. Осике. Петр Васильевич остался его заместителем.

С первых встреч и до сегодняшнего дня в моем сердце остается особая симпатия к Н. В. Погребняку и А. Н. Сысоеву. С Погребняка-то я и начал изучение снимка. Он предстал передо мной во весь свой двухметровый богатырский рост: симпатяга подполковник, в прошлом начальник отдела информации, потом многолетний литературный секретарь. Умный, талантливый, не лишенный юмора. Всегда находил общий язык с собеседником, оставаясь молодым даже в свои 90. Возможно, это у него еще из пионерской газеты «Ленинские искры», в которой Николай Васильевич начинал свою журналистскую карьеру в Ленинграде.

Потом, в начале войны, его перевели в «Ленинградскую правду». Но задержался он там недолго. Настойчивые просьбы об отправке на фронт наконец-то увенчались успехом. Ограничения по зрению Погребняк пообещал компенсировать более сильными очками. Так он стал политбойцом одного из подразделений 4-й армии. Фронт был уже рядом, на Пулковских высотах.

Политбоец-красноармеец, сотрудник армейской газеты «В бой за Родину» со шпалой в петлицах… В конце 1943 года капитан Погребняк — уже в освобожденном Смоленске, в редакции только что созданной газеты Белорусско-Литовского военного округа «За Советскую Родину», которая выходила до июня 1944 года. А после войны родным домом для Николая Васильевича на долгие годы стала «Красноармейская правда», переименованная в 1947 году в «Во славу Родины».

По-своему уникальна и судьба подполковника А. Н. Сысоева. Боевое крещение он получил в редакции дивизионной газеты «За доблесть и отвагу». А в октябре 1941 года Андрей Никитич возглавил отдел информации армейской газеты «Уничтожим врага». И немало сделал для того, чтобы в боевой практике осуществлялся этот призыв.
После разгрома немецко-фашистских захватчиков 5-ю армию перебрасывают на Дальний Восток. С ней — и газету, в которой служил А. Н. Сысоев. Она получила новое название: «Защитник Отечества». Закончил офицер Сысоев боевые действия в составе 1-го Дальневосточного фронта. Потом была еще Северная Корея…
Кого он только не «открывал», о ком только не писал! Это он прославил на всю страну Валентину Чудакову своей статьей «Настоящая Анка-пулеметчица». После той статьи в декабре 1942 года В. Чудакова окончила курсы младших лейтенантов. Но в части девушке никак не хотели давать командирскую должность: штабную — пожалуйста… Опять помог Сысоев. Чудакову поначалу назначили на взвод, а потом — и на роту.

Среди фронтовиков в коллективе «Во славу Родины» не было обделенных боевыми наградами. Но больше всех их, кажется, было как раз у А. Н. Сысоева. Его грудь украшали ордена Отечественной войны I и II степени, два ордена Красной Звезды, десятки медалей. А за время работы в «Во славу Родины» Андрей Никитич был удостоен звания заслуженного работника культуры БССР и двух Почетных грамот Верховного Совета БССР. О его большой, красивой жизни и завидных творческих успехах можно было бы сделать увлекательную повесть, поучительную во всех отношениях для тех, кто ныне идет по нелегкой журналистской стезе.

Не могу не сказать хотя бы несколько добрых слов и о майоре В.П.-Можарове (на снимке третий слева во втором ряду). Он был одним из первых, кто протянул мне, новичку, дружескую помощь в редакционном коллективе окружной газеты. Потому что года два-три назад сам был в таком положении. А к тому времени он уже прочно занял свое место среди вославовцев, чему способствовало то, что Можаров, кроме незаурядных репортерских способностей, обладал и даром фотокора.

Именно этим он и приглянулся генерал-майору Павлу Машерову, старшему брату Петра Мироновича Машерова. Уйдя из политуправления Краснознаменного Белорусского военного округа, Павел Миронович создал в Минске лучший в СССР Дом ДОСААФ, который действует и поныне, проводя большую работу на ниве военно-патриотического воспитания молодежи. В оформление этого учреждения вложил душу В. Можаров. Здесь же долгие годы трудился после увольнения в запас и А. Лепшей.

На снимке слева от Можарова стоит подполковник Ануфрий Ермолаевич Дрозд. Его аналитический характер и недюжинные редакторские способности заметило издательство «Беларусь» — и в середине 70-х годов прошлого столетия «переманило» на должность старшего редактора. Там он успешно трудился до самого развала СССР.
А справа — Н. И. Тараненко. К тому, что он рассказывал о себе на встречах с коллективом «БВГ», добавлю только, что Николай Иванович, уйдя в запас как военный журналист, занялся исключительно писательским делом. К сегодняшнему дню на его счету, если не ошибаюсь, семь добрых книг. Пишет он преимущественно о боевых друзьях-товарищах, с которыми прошел всю войну. В редакцию окружной газеты Николай Иванович попал уже в мирное время.

Аркадия Капилова я застал в отделе культуры. Там он работал долгое время.

А вот для Анатолия Ермалюка день, когда «Во славу Родины» в одном и том же номере дважды дала статью одного и того же автора, стал последним днем работы в окружной газете. Ермалюк был «свежей головой» — и можно только удивляться, как он не заметил, что подвальная статья, помещенная на 2-й полосе газеты с тем же заголовком, стояком перешла и на 3-ю полосу… Собственно говоря, с этим и было связано назначение нового редактора, и то, что П. В. Акулов стал замом. Пострадали и другие журналисты, причастные к выпуску того злополучного номера.

Об Анатолии Ивановиче Белошееве и Евгении Ивановиче Кольченко я как-то уже говорил как о «первооткрывателях» подвига Брестской крепости и ее героев. Их публикациями неплохо воспользовался автор книги «Брестская крепость» С. С. Смирнов, ухитрившийся в книге ни словом не обмолвиться на сей счет, даже спасибо не сказал белорусским военным журналистам… Вероятно, это и стало причиной скорого ухода А. Белошеева из редакции. А вот Е. Кольченко фотокорил в «Во славу Родины» еще десятки лет. Редакционные старожилы и сейчас помнят и его снимки в газете, и его самого, всегда ищущего интересный кадр, всегда бодрого и энергичного.

На хорошем счету были в редакции Николай Еремушкин и Федор Савватеев. О них тоже, как и о других коллегах, хотелось бы сказать побольше и потеплее. Но я уже и так выхожу за рамки газетной статьи… На том и поставлю точку, посчитав важным сделать эти уточнения. Помни нашу историю, и ваяровец XXI века, и друг-читатель!..

Комментарии запрещены.