Описание: http://vsr.mil.by/wp-content/themes/vsr/images/headers/path.jpg

№58 (25464) Вторник, 25 марта 2008 года  (25.03.2008)

Слуцк—Байконур

 

300 солнечных дней в году. Температура днем - под 50 градусов по Цельсию. Постоянная жажда и...безбрежный полигон с пусковыми площадками. Таким остался в воспоминаниях подполковника запаса Сергея Гончарика историческое для судьбы всей страны место -- космодром Байконур, где прошел значительный этап его службы и жизни. 12 февраля 1955 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР совместным постановлением утвердили создание Научно-исследовательского испытательного полигона. Предназначался он для проведения испытаний ракетной техники, способной как доставлять ядерные заряды на огромные расстояния, так и исследовать космическое пространство. Там, в казахстанской пустыне Тюра-Там, с запуска в космос первого в мире искусственного спутника Земли и корабля с человеком на борту началась история освоения человеком космического пространства. Там же прошла вся офицерская карьера Сергея Гончарика, блестящего выпускника Ленинградского инженерного Краснознаменного института имени А.Ф.Можайского. Без малого треть жизни Сергей Николаевич, инженер-механик летательных аппаратов, провел недалеко от легендарного «гагаринского старта».

 

 

 

 

 

                               ЛЮДИ И СУДЬБЫ                                            

 

1.

1981-й год. Позади бессонные ночи сессий, десятки выполненных за время учебы курсовых проектов. Успешно сданы государственные выпускные экзамены и защищен дипломный проект. Выпускники «Можайки» знали, что лейтенантская служба для них, скорее всего, начнется вдали от престижных Московского и Ленинградского военных округов. Из будущих инженеров все пять лет целенаправленно готовили специалистов для полигона «Плесецк» и в город Ленинск, где расположен известный во всем мире космодром Байконур. О нем лейтенант Гончарик вместе с несколькими наиболее перспективными выпускниками инженерного института знал с первых дней службы...

Размах советской программы по освоению космического пространства поражал: десятки разбросанных по всей пустыне стартовых площадок и станций наблюдения, современное оборудование, благоустроенный жилой городок, где никогда не знали слова дефицит. Кстати, космический городок и носил звучное название Ленинск.

Расположение космодрома было выбрано не случайно. Его создателями учитывалось буквально все: удаленность от больших трасс и железнодорожных путей, отсутствие поблизости крупных населенных пунктов, значительное расстояние до границы. Размещение же космодрома южнее было нежелательным из-за расположения путей сообщения и основных полей падения отработанных ступеней, которые могли задеть густонаселенные районы Средней Азии и Китая.

Молодого инженера служба захватила с первых дней. Еще бы: ощущаешь себя если не космонавтом-первопроходцем, то человеком, выполняющим пусть небольшую, но очень ответственную работу. Сергей начал службу инженером отделения газоснабжения и криогенных и установок стартового технического заправочного комплекса ракеты-носителя «Союз» - аналога старта ракеты «Восток», впервые поднявшей в космос Юрия Гагарина.

Работа инженера-газоснабженца была очень опасная. Ведь топливо для ракеты - это не только керосин и кислород. Отделение лейтенанта Гончарика занималось и перекачкой доставленного к старту железнодорожными составами жидкого азота в газообразное состояние. Этот инертный газ постоянно требовался для продувки топливных магистралей и линий охлаждения в монтажно-испытательном корпусе, для технологических процессов подготовки космических аппаратов и ракеты-носителя к запуску.

Бездельничать никому из обслуживающего персонала «дороги в космос» не приходилось. Компрессорные установки отделения газоснабжения практически постоянно были в работе — качали для нужд космодрома не только азот, но и гелий. С ним молодому инженеру и техникам отделения забот тоже хватало. На станцию газ прибывал не только в вагонах, но и в небольших баллонах под давлением 150 атмосфер. Баллоны вручную надо было подсоединять через редукторы к основной емкости, где компрессор сжимал гелий до 400 атмосфер. А этих баллонов сотни...

 

2.

 

Запуск ракеты в космос красив и неповторим. Завораживает грозная, устремленная в космическую высь игла носовой части, обычно подсвеченная бледным светом взошедшего месяца. Ажурная конструкция стартового стола ромбом расходится в стороны. В последний момент весь обслуживающий персонал эвакуируется в удаленный на 500 метров от места старта бункер. Во время первого для офицера запуска ракеты в космическое пространство Сергей Гончарик был традиционно разыгран своими более опытными товарищами. Всем новичкам сослуживцы вполне серьезно рекомендуют держать рот открытым, а уши прижимать ладонями, иначе барабанные перепонки могут не выдержать звукового удара. Удержаться от смеха при виде лица с открытым ртом невозможно.

Но все веселье останавливала вспышка огня зажигания, освещающая все окрест, и нарастающие раскаты грома включившихся двигателей первой ступени. Из клубов дыма, опираясь на нестерпимо яркий клинок огня, медленно, словно нехотя, многотонная туша ракеты отрывалась от поверхности земли. Все внимание приковано к восходящей к небу рукотворной звезде. И лишь один громкоговоритель оловянным голосом комментировал происходящее:

 

-- Десять секунд, параметры в норме...

-- Сто секунд, полет нормальный.

 

А самым красивым в памяти старшего лейтенанта Гончарика остался старт французского экипажа на международную космическую станцию «Мир». Ракета ушла в небо на закате солнца, когда у земли уже темно, а за облаками - еще солнце. Взлетающий исполин огненной стрелой перечеркнул небо, разбрасывая после себя разноцветную мозаику преломленного в перегретых газах уходящего света.

 

3.

 

Ракета - коллективное творение, когда исходный результат зависит от качества работы каждого специалиста. Потому было там место и подвигу. Например, сослуживец Сергея Гончарика - старший лейтенант Андрей Гришин однажды спас старт, предупредив ЧП за какие-то мгновения. Гришин был инженером заправочной станции, которая снабжала топливом космические корабли. Однажды во время заправки ракеты-носителя «Прогресс» он случайно задел рукав подачи топлива -перекиси водорода и почувствовал, что тот ощутимо нагрелся. Перекись - однокомпонентное топливо, используемое двигателями третьей ступени ракеты. И повышение температуры могло спровоцировать ее воспламенение - и взрыв. В доли секунды, оценив угрозу, он вручную перекрыл подачу топлива, самостоятельно слил остаток и промыл рукава.

Позже выяснилось, что нагрев произошел в результате нарушения технологии производства рукавов самим заводом-изготовителем. Одно из соединений было запаяно несоответствующим технологическим допускам металлом, из-за чего и произошла химическая реакция. До катастрофы оставались считанные минуты...

Но трагедий удавалось избежать не всегда. 23 сентября 1983 года инженер отделения старший лейтенант Сергей Гончарик стал одним из свидетелей того, как за несколько минут до старта произошло возгорание ракеты-носителя. После команды руководителя запуска по громкой связи «Наддув баков» под двигателями мелькнула вспышка огня. Только возникшее из сопел двигателей пламя было направлено почему-то не вниз, а... вверх. Несколько секунд - и весь столб ракеты был охвачен яростным пламенем.

Руководитель запуска среагировал мгновенно. Пришедший с измерительного пункта «Сатурн» радиосигнал включил двигатели системы аварийного спасения (САС), опередив взрыв буквально на доли секунды. Космонавты Владимир Титов и Геннадий Стрекалов остались живы, приземлившись в своем спускаемом аппарате в нескольких километрах от места неудачного запуска. А огонь на месте упавшей ракеты пожарные тушили почти сутки.

 

4.

 

«Холодная война» между СССР и США получила свое развитие и в космическом направлении. В Пентагоне американцы приступили к реализации программы СОИ - стратегической оборонной инициативы. Она предусматривала в ближайшем будущем военное развитие космонавтики и вывод на околоземную орбиту комплексов вооружения.

В ответ на «звездную» инициативу американских военных Советский Союз предпринял другой шаг, экономически более целесообразный и не менее эффективный. Ответный проект, долгое время бывший засекреченным, получил название «Рокот». Основой этого комплекса служила штатная межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) шахтного и наземного базирования, способная перехватывать в космосе различные объекты военного назначения.

Уникальность программы заключалась в том, что подобные межконтинентальные ракеты дислоцировались по всему Советскому Союзу и выяснить, какая шахтная МБР предназначена для борьбы с космической группировкой, было невозможно. Майор Гончарик, уже старший инженер испытательного управления, принял участие в осуществлении и этой программы. Именно на космодроме Байконур проходил запуск одной из МБР.

...Но завершить до конца проект «Рокот» не удалось. В 1992 году после пробного запуска ракеты-носителя из шахтной пусковой установки американцы инсценировали международный скандал в связи с неожиданным для них пуском, якобы нарушившим международные договоренности. В угоду политическим веяниям того времени программа адекватного ответа, как и многие другие, делавшие правопреемницу СССР - Россию ведущей космической державой, была закрыта.

 

5.

 

Военная служба даже в космических войсках не может длиться вечно. Вот и подполковник запаса Сергей Гончарик в 2002 году принял решение уволиться. Вернулся домой, в Беларусь. Родная Слутчина встретила семью офицера тепло, благо здесь было жилье. Единожды связав свою судьбу с армией, подполковник запаса Гончарик продолжает трудиться и на пенсии. Сейчас Сергей Николаевич работает на 3666-м авиационно-техническом складе, где более десяти лет прослужил его отец, майор в отставке Николай Гончарик. Вот только в нынешних условиях отставной военный инженер с высшим инженерным образованием на работу смог устроиться только... слесарем-электриком.

 

Капитан Андрей ПИВОВАРОВ, «БВГ».

 

Фото из домашнего архива

 Сергея  ГОНЧАРИКА.

Вернуться на начальную страницу>>>

 

raketa